Корабль 3 ранга (парусный) — двухдечный линейный корабль. В британской системе рангов назывался англ. Third Rate. На рубеже VIII-XIX вв. в 3 ранг входили три различных типа: с рейтингом 64-пушечный, 74-пушечный, и 80-пушечный. Вместе они составляли самый многочисленный ранг линейных кораблей. Был распространен во всех морских державах эпохи паруса.

Начало (XVII в)

«Третий ранг», в Англии произошел из англ. Middling ship в 1610-х годах. В то время к нему относились корабли, способные сражаться в составе флота, но слишком малые для 1 или 2 ранга (англ. Royal Ship или Great ship соответственно). С другой стороны, они были достаточно велики, чтобы избежать классификации англ. Small Ship. Примерно с 1610 года вместо названий рангам стали давать номера. К 3 рангу относились обычно корабли Королевского флота от 38 до 66 пушек. Типы и облик их были самые разнообразные. Нередко это были закупленные для Королевского флота и затем вооруженные торговые суда. Число пушек не обязательно было критерием: случалось, что корабль относили к определенному рангу по численности команды.

С началом программ по строительству близких по характеристикам линейных кораблей, общие признаки рангов постепенно определяются.

Введение формальной системы рангов в 1677 году установило для корабля 3 ранга рейтинг в 70 пушек[1]. В дальнейшем он пересматривался, включая в себя и другие типы.

Век паруса (1756-1815)

64-пушечный корабль

Двухдечный 64-пушечный линейный корабль к началу Наполеоновских войн уступал позиции. Он еще считался пригодным к эскадренному бою, и потому сохранил свое место в линии баталии, но все чаще оказывался на второстепенных ролях.

В отличие от более крупных линейных кораблей, он имел только 24-фунтовые пушки в качестве главного калибра, и потому был очевидным слабым местом линии, а значит, и вечной заботой командующих. Этот факт был признан в ходе Американской войны за независимость, и после нее ни Англия, ни Франция таких кораблей не строили. Благодаря большой программе, начатой в Англии в ходе той войны, в 1793 году в строю оставалось еще 30 таких кораблей. Естественная убыль сокращала их число, но были захвачены многие призы: в основном у голландцев, но также три у датчан и даже два исходно построенных для Мальтийского ордена.

Очень немногие из них годились для крейсерства и те, что не были поставлены сразу на прикол, обычно оказывались в роли войсковых транспортов или плавучих складов. Тем не менее, потребности в кораблях росли так стремительно, что в 1796 три строившихся на Темзе ост-индских корабля были приобретены флотом и превращены в 64-пушечные. Их порты были переделаны под двадцать шесть 24-фунтовых пушек, вместо задуманных по проекту двадцати восьми 18-фунтовых. Хотя и длиннее чем обычные проекты, они считались неадекватными, из-за плохого хода и неповоротливости — их пузатые корпуса предназначались для больших грузов. Среди моряков они получили презрительное прозвище «чайно-сахарных» (англ. Tea and sugar ships).

В 1809-1810 годах число 64-пушечных кораблей в активной службе резко пошло на спад. Одновремено стали входить в строй корабли т.н. сюрвейерского класса (74). В результате 64-пушечные взяли на себя роли флагманов на отдаленных станциях, конвойную службу, или перешли в разряд вспомогательных.

74-пушечный корабль
Обычный

С начала XIX в двухдечный линейный корабль в 70 пушек или около был хорошо представлен в каждой морской державе. Где-то к 1750 число пушек выросло до 74. За этим не стояло никакой особенной логики, просто удлиннение батарейных палуб позволило добавить по два порта на каждой, и довести число пушек до 28 на дек. Вооружение надстроек осталось 18 пушек.

Около 1755 г основные размерения нивелировались до стандарта 168 фт длины по батарейной палубе и 1650 т водоизмещения. Нижняя палуба имела 24-фунтовую батарею, верхняя 18-фунтовую. Их дополняли 9-фунтовые пушки на баке и шканцах. Эти корабли были в основном детищем Слейда, строителя HMS Victory, любимого мастера Ансона и одного из лучших корабельных мастеров в век паруса. Слейд с учениками экспериментировали с обводами, но основные размерения оставались неизменны до конца Американской войны за независимость, а в некоторых случаях и позже. Прозванные «общим» или «обычным» классом (англ. Common Class), эти корабли составляли основу линейного флота в 1793. Хотя их число постоянно падало в 1790-е годы, после Трафальгара они пережили новый подъем. Причина перемены тенденции двояка. С одной стороны, строительство «больших» 74-пушечных и пополнение флота призами компенсировало убыль «обычных». С другой, после 1800 г произошел возврат к более скромным размерам, так как новое строительство и расширение театра войны заставляли вводить в строй все, что может плавать.

Большой

Тип больших 74-пушечных кораблей (англ. Large Class) ведет начало от HMS Valiant и HMS Triumph, 1757 года. Оба были построены по образцу захваченного в 1747 французского L’Invincible. По сравнению со стандартными 74-пушечными их водоизмещение было больше — 1800 т, и 24-фунтовые батареи были на обеих палубах. Со временем, нижняя палуба получила 32-фунтовые пушки.

Они считались чрезмерно большими для своего типа, и до 1793 последователей не имели. Следует напомнить, что численность флота во время Американской революционной войны стала куда важнее качеств отдельного корабля, в отличие от более ранних времен.

Относительный успех французов в том конфликте вызвал немалое уважение британцев, в том числе за размеры и возможности кораблей. Несколько больших 74-пушечных были заложены после войны, вначале с упором на удлиннение ватерлинии. В 1790-е при дальновидном лорде Спенсере процесс набрал силу. Некоторые из кораблей имели 24-фунтовые пушки и на верхней палубе. К ним регулярно добавлялись французские призы, и численность быстро росла.

Несмотря на очевидные преимущества, в конце 1790-х большие двухдечные корабли вышли из милости лордов Адмиралтейства. Победы при Сент-Винсенте, Абукире и Трафальгаре были почти исключительно делом «обычных» 74-пушечных. Ресурсы — как вообще финансовые, так и кораблестроительные — были напряжены до предела, и обычный тип получил предпочтение.

80-пушечный двухдечный корабль

80-пушечный двухдечный тип был «подарком» британскому флоту от противников. Адмиралтейство не жаловало этот тип, и вероятно, предприняло постройку одного такого корабля, только чтобы на деле проверить его непрактичность для Англии. В остальном этот тип пополнялся за счет французских (иногда испанских) призов. Первым в британской службе был Foudrouyant, взятый у французов в 1758, затем бывший испанский Gibraltar в 1780.

Преимущества

Будучи длиннее, 80-пушечный имел больше пушек на палубу, чем любой двухдечный, и калибр пушек верхней батареи был с самого начала больше. Собственно, французский 80-пушечный имел больший вес залпа, чем британский 98-пушечный. Далее, большая длина ватерлинии делала их быстрее, а имея только два дека, они ходили гораздо острее. Их длинные ряды пушечных портов создавали впечатление внушительных размеров. Многие моряки считали их лучше любого корабля на свете, и не без основания.[5] И все же, несмотря на очевидные преимущества, с 1793 по 1815 год только два 80-пушечных британской постройки служили в Королевском флоте.[5] Кажущуюся нелогичность можно отнести к трем причинам.

Недостатки

Важнее всего было отсутствие ясно обозначенной роли — по крайней мере, в первое десятилетие войны — для такого дорогостоящего корабля. У них не было ни кают, способных удовлетворить адмирала с его штабом, ни внушительного вида трехдечных. Так что англичане решительно предпочитали 98-пушечный трехдечный.

Вторая причина тоньше, и часто ускользала от внимания исследователя. Исключительно большое удлинение делало их уязвимыми для перегиба (англ. hogging) — искривления корпуса от неравномерного проседания оконечностей. Меньшая плавучесть оконечностей по сравнению с широкой средней частью вела к их «обвисанию»: со временем палуба приобретала заметный горб. До введения Робертом Сеппингсом диагональной конструкции трудно было создать корпус свыше 180 футов длины с достаточной, по британским требованиям, жесткостью. Французские и испанские корабли делали только краткие вылазки, но когда 80-пушечные подвергались трудностям практически непрерывной службы в море, содержать их в порядке было крайне дорого.

Третьей и последней причиной было то, что значительное число брали в бою у противника. Из перечисленных в таблице кораблей все, кроме двух, — призы. Для столь малочисленного типа трудно делать обобщения об их использовании. Но, как и остальные первоклассные корабли, они имели тенденцию оказываться в Канале или на Средиземном море. Некоторые более амбициозные флагманы открыли для себя преимущества 80-пушечных, и переносили флаг на них, особенно для зимних походов или ближней блокады: вице-адмирал Корнуоллис держал флаг на HMS Caesar (80), пока не получил корабль 1 ранга.

Роль и место

Типичной для 64-пушечнего корабля была роль флагмана конвоя при защите торговли, особенно в Северном море и на Балтике, либо флагмана на незначительных колониальных станциях. Он вполне мог оказаться в линии против эскадры противника, как при Пондишерри, но и тогда обычно шел концевым.[2] Из-за слабого залпа 64-пушечные старались держать подальше от главных флотов, где только возможно. Даже в 1794, когда не хватало кораблей любого типа, лорд Хоув в Канале не имел ни одного, а в период тесной блокады их редко использовали в этой роли. Будучи первой линией защиты Англии, флот Канала был первым в очереди при распределении лучших кораблей, но 64-пушечные исчезали и из других стратегически важных эскадр. Средиземноморский флот эрла Сент-Винсента имел тогда только один, да и тот, что характерно, обычно отряжался для конвоирования. Больше всего их было в эскадре Северного моря адмирала Дункана: 10 — половина его номинальной линии. Следующей шла ост-индская станция контр-адмирала Рейньера: шесть 64-пушечных (при четырех 74-пушечных и четырех 50-пушечных). Ожидалось, что их противником будут голландцы, а не французы. При Кампердауне, в октябре 1797, было по шесть 64-пушечных с каждой стороны.

Если 100-пушечный корабль представлял собой опорный пункт линии баталии, то 74-пушечный был ее основой и становым хребтом. Он составлял большинство линии во всех основных сражениях века паруса. Он же был оптимальным кораблем для отдельных экспедиций и роли флагмана для удаленных командований (станций), где не оправдано было присутствие трехдечных. Если эти роли порой доставались другим кораблям, то скорее из-за хронической нехватки 74-пушечных.

Большие 1850-1900 тонные корабли (74-80) в истории связаны с политикой дальней блокады Хоува и Бридпорта. Предполагалось, что главные силы будут проводить бо́льшую часть времени в закрытых водах дома, не подвергаясь слишом большому риску у французских берегов. Наблюдение за гаванями противника поручалось прибрежным эскадрам. По их сигналу флот должен был выходить и преследовать противника, при попытках прорыва. Для этого предположительно требовались быстрые — а значит более длинные — корабли. Если такова действительно была логика Адмиралтейства, надо признать ее далеко не блестящей. Скорость эскадры, очевидно, зависит от самого медленного ее корабля. Вряд ли кто-нибудь собирался бросать позади медленные трехдечные флагманы. Скорее можно отнести эту тенденцию на счет общего желания улучшить флот, так как Адмиралтейство при Спенсере и при Чатеме вкладывало также средства в постройку больших шлюпов.

Настоящим тактическим преимуществом «больших» 74-пушечных было то, что они могли составлять быстроходный дивизион флота. В этом качестве они были способны отрезать замыкающие корабли противника в преследовании, или сковать боем его главные силы до подхода своих. Такой дивизион назывался просто «быстрый двухдечный», и мог включать хороших ходоков из «обычных» 74-пушечных, но «больших», несомненно, было большинство. В сочетании с трофейными 80-пушечными они составляли идеальный летучий отряд.

Победа Дакворта при Санто-Доминго, безусловно, плод усилий больших двухдечных кораблей, при содействии одного «обычного», плюс знаменитого своим ходом HMS Agamemnon (64).

По мере совершенствования блокадной тактики, большие 74-пушечные корабли находили все больше применения, особенно вблизи берегов. Так, сэр Ричард Страчан при Рошфоре командовал однородным отрядом из семи больших двухдечных кораблей, держа свой флаг на HMS Caesar (80).

Другие страны

64-пушечный тип был популярен в течение всего XVIII века среди второклассных морских держав, особенно в Голландии, а также у балтийских стран: Дании, Швеции, России. Имелись они и у Неаполя, Венеции, Португалии. Соответственно, британский 64-пушечный обычно находился в эскадрах, противостоящих этим флотам.

Франция не строила его начиная с 1782 г, но приобретала у своих вассалов, например у Голландии и Венеции. Испания сохраняла его в колониях, но новых кораблей не строила. В России этот тип, и его развитие 66-пушечный, просуществовал всю первую четверть XIX века. Но на фоне общего упадка флота при Александре это значения не имело.

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить